Второй ребёнок. Наталья Кулакова. Часть 8. Разное и важное

Еще необходимо сказать про симбиоз двух детей. Про то, что со временем, конечно, дети растут, и чисто физически, особенно когда между ними маленькая разница, — нам очень удобно отвести их в один кружок, показывать им один и тот же фильм, читать одну и ту же сказку, завести одних и тех же друзей и т.д. Плюс еще тот момент, что маленький все повторяет за старшим ребенком. И в какой-то момент вы обнаруживаете, что младший ребенок не знает, что он хочет и любит сам; не знает, — и вы даже не знаете, — какие у него таланты и какие у него задатки и т.д. Потому что вам было удобно: старшего на рисование – и младшего на рисование, старшему про это сказку – и младшему. И младшие вообще очень сильно подражают старшим. Поэтому надо очень внимательно смотреть за этим. Просто нам удобно их унифицировать и под одну гребеночку причесать, хотя они могут быть очень разные. И скорее всего так и будет. Поэтому обдумайте это и поймайте эту ситуацию, когда она начнет развиваться. Иногда младший действительно просто теряется, его необходимо спрашивать: «А ты что хочешь? А ты какой хочешь мультик?» У нас всегда есть почва для договора. Этот хочет одно, этот хочет другое, — мы можем договариваться, мы можем решать. И опять же, когда возникают конфликты, не проходите мимо! Не треплитесь в это время по телефону, бросьте все, помогите им искать решение. И если вы первые год-два хорошо поработаете, то потом все пойдет как по маслу. И в то время, когда ваши друзья, у которых один ребенок подрос, будут не знать, чем его занять, — ваши дети, естественно не без конфликтов, но умея договариваться, имея в запасе в своем опыте какие-то варианты, как можно поступать (поделиться, подождать, поочереди, вместе (у меня было, когда уж совсем дым коромыслом, я говорила: «Ну раз вы не можете договориться, тогда я это убираю наверх» — «Нет, мы можем договориться! Сейчас мы договоримся».), — поэтому поработав какое-то время, вы можете себе поиметь очень много плюсов через несколько лет, когда они начнут взаимодействовать, когда они начнут играть, занимать друг друга. Но это не значит, что их надо отпустить в свободное плавание, нужно с каждым все равно пытаться наладить какой-то контакт, и посмотреть, какие они, и это касается и игрушек и одежды. У меня был недавно случай, хотя все было нормально и много лет уже, но недавно когда мы купили новую куртку старшей дочери и я сказала, что младшей куртку можно не покупать, ведь осталась Ксюшина куртка, — младший ребенок зарыдал, и сказал, что ей тоже нужна новая куртка. И надо это уважать. Ну, объяснять можно, искать варианты, объяснять, что у нас нет сейчас такой возможности, но это есть и от этого никуда не деться, и не хотелось бы, чтобы ребенок вас как Малыш из мультфильма «Малыш и Карлсон» спросил, не должен ли он будет жениться на жене его брата, когда он умрет, раз он донашивает его старые вещи. Так что имейте в виду, что дети – это не симбиоз такой, и каждый из них индивидуален. Если младший все-все-все точно как старший, — так не должно быть.

Ревность будет проявляться волнами. Ребенок младший пошел на новый этап развития – и снова всплеск ревности, всплеск освоения нового пространства ребенком. То есть первое проявление ревности – острое, потом еще раз, потом еще раз. И такая политика должна быть, что первое время, и первый, даже может быть, год мы очень стараемся сгладить ситуацию для старшего ребенка. Но, тем не менее, мы все равно говорим себе внутри: «Он должен принять и должен признать, что он теперь не один». И мы на это работаем, и потихоньку дети, конечно, должны это принять. То есть мы не культивируем это на всю оставшуюся жизнь, что да-да-да, конечно, все подарки тебе, все тебе. Ну, я так мысленно, трудно опять же определить срок, но может быть, в течение года мы сглаживаем ситуацию. Но где-то через год уже старший ребенок должен принять эту ситуацию (год – примерно, столько дают взрослому на переживание потери близкого, сначала идет отрицание, потом идет следующий этап, следующий, и наконец в течение 9-10-11 месяцев все-таки наступает принятие этой ситуации). То же самое происходит и у старшего ребенка – принятие должно наступить – он должен все-таки понимать, что теперь он не один в этой семье. И пусть это будет не как гром среди ясного неба, когда только родился маленький ребенок, но потихоньку-потихоньку все равно это должно происходить. У нас, как мне кажется, это произошло в день рождения младшего ребенка, которому исполнился год. И мы организовали гостей, подарки и т.д. И я всех, конечно, просила принести подарочек и для старшей. И для нее действительно все приносили какой-то маленький подарочек: ну кто носочки, кто мыльные пузырики, кто еще что-то, а младшему ребенку – нормальный подарок, ту же божью коровку с мигалками и т.д. Все старшей уделяли внимание, была очень напряженная обстановка, она уже хорошо разговаривала, и в принципе мы с ней много всего проработали. И я просто видела, как ее лицо постепенно, постепенно, от гостя к гостю вытягивается. И добила уже какая-то непонятная тоже игрушка дурацкая совершенно, малышовская, но она тоже светилась и звенела. И старшая начала рыдать и валяться в истерике, и мы вышли, а она кричала выброси младшую с балкона, не надо Настю больше никогда, хотя этого не было никогда, ни когда она родилась, и никогда в течение года. И когда она немного успокоилась, я сказала ей: «Ну, посмотри, у Насти день рождения, к ней приходят гости и дарят подарки, и тебе ведь тоже подарочки все дарят, тебя же тоже не забыли, тебя все любят», а она: «Да, Насте-то вон какие подарки, а мне все пузыри, да пузыри…» Это ребенку было три года, вот она так сказала. Ну, я сказала, что ничего не могу тут сделать, что я могу тебя только пожалеть и сказать, что скоро у тебя тоже будет день рождения, и у тебя тогда тоже будут уж какие подарки, а Насте пузыри. И это все, что я могу для тебя сделать, но Настя есть, у нее есть день рождения, у нее есть свои гости, у нее есть свои подарки. И вот так вот, мне кажется, может, не в этот момент, но в том числе, — что-то щелкнуло. Так что имейте в виду, что мы помогаем старшему ребенку, но не всю жизнь.

Бывают ситуации, когда младший ревнует маму к старшему, бывает, когда делят бабушку, моя бабушка, нет, моя бабушка, бывает, что папу ревнуют, что к папе ревнуют, — ситуаций множество. Кроме того, что необходимо сглаживать эти ситуации и общаться с ними порознь, нужно отметить, что на то, чтобы это сошло на нет, нужно время. Можно и нужно, конечно, годовалому ребенку рассказывать сказку про то и про се, про то, как вы подрастете и будете друг другу нужны. Но на самом деле, — конечно, это от возраста зависит, — если ребенку год, это естественная ситуация, у него начинается период собственничества, и он, естественно, сталкивает всех, кто к маме приближается, — просто дайте ему время. Конечно, постепенно нужно говорить: «И она тоже – моя дочка. Я ее тоже хочу взять на ручки», — но поскольку он маленький, все равно больше получиться поговорить со старшим: «Ты же понимаешь, он маленький, он еще не может столько понять, сколько ты и т.п.» И нужно стараться уделять внимание старшему, младший гуляет, а Вы занимаетесь со старшим. Все равно старший не должен пострадать. Но когда уже два, три года будет маленькому, опять же, этот момент фрустрации, момент преодоления – признания, что он не один – он должен будет произойти. Пусть это не одномоментно будет, но потихонечку эта мысль в голову должна войти. И я всегда говорю своим детям, когда они ссорятся, я напоминаю им, что они самые главные люди в жизни друг у друга, и когда мама с папой состарятся, вы будете друг у друга, вы будете друг другу помогать. И хотя это очень взрослая мысль, но вы можете об этом сказать, особенно когда они дерутся и говорят «я тебя ненавижу» и т.д. И вы можете говорить с ними, и говорить другому ребенку, что это не правда, просто твой брат очень сильно злится и т.п.

Если разница у детей большая, то надо со старшим ребенком очень много разговаривать, любить его, обнимать и говорить-говорить-говорить. Приходить к нему в комнату и говорить, что любите его. Ребенку бывает иногда очень сложно выразить свои чувства, но если у вас будут доверительные отношения, то, вполне может быть, что ребенок сам сможет рассказать о том, как ему тяжело, что ему кажется, что его больше не любят, что, может быть, он уже считает себя больше не нужным. Но более старших детей гораздо проще вовлечь в игру с малышом, попросить чем-то помочь, и у них, как у этого мышонка Типи, который погремел погремушкой – и у него получилось успокоить сестренку, — старший ребенок говорит себе: «О, да, ничего себе, оказывается, я тоже что-то могу!» И как любая работа, в которую мы вложили силы и которая у нас получилась,- мы не можем ее не любить. Тут вот на этом еще можно сыграть.

И что еще касается старших детей. Мы должны быть очень осторожны в перекладывании наших обязанностей на старших детей. Когда мы говорим: «Посиди с малышом, а я схожу в магазин» и т.п. Не потому что этого не нужно делать, а потому что старшие дети (уже подросшие, но все-таки еще очень маленькие), они отличаются тем, что они не в состоянии прогнозировать какую-то ситуацию. Они могут наблюдать за малышом, который залез на табуреточку около кастрюли, которая стоит на плите, — старшему ребенку не приходит в голову, что он может дернуть эту кастрюлю и уронить ее на себя, — вот просто потому, что этот механизм прогнозирования у них еще полностью отсутствует. Поэтому будьте осторожны с этой ответственностью, и уберите все кастрюли, грубо говоря, чтобы такого не случилось.

Еще необходимо помнить о том, что необходимо очень уважать личное пространство этого подросшего старшего ребенка (ну практически подростка). И если младший ребенок надоедает старшему и достает его и вредничает, — необходимо как-то нейтрализовать младшего, занять его чем-то интересным, погулять с ним или почитать, — то есть необходимо уважительно относиться к старшему ребенку.

Если на прогулке ребенок не хочет идти домой, не говорите ему, что оставите его и уйдете одни, — ребенок может подумать, что не нужен Вам. Лучше скажите ему, как есть, что не можете уйти без него, попросите его помочь Вам.

Тетенек и дяденек, которые предлагают в шутку забрать ребенка, который плохо себя ведет, — просите побыстрее проходить мимо. И не говорите никогда своему ребенку, что отдадите его какой-то чужой тете.
В два года (плюс-минус несколько месяцев) у ребенка случается серьезный кризис, когда ребенок говорит «я сам», «все мое», поведение становится ужасным, жадничает, капризничает, случаются истерики, валяние по полу и т.д. Естественно, проявления этого кризиса очень вариативны в зависимости от темперамента ребенка и его отношений с родителями.

Если ребенок не агрессивный, то необходимо его научить давать сдачи, если он подвергается нападению других детей. Если не давать сдачи, то обороняться. Если не обороняться – то убегать. Защищать себя ребенка необходимо научить! Можно научить пугать обидчика, если не можешь дать сдачи и т.п. Очень мала вероятность того, что пассивный ребенок превратиться в агрессивного, потому что мама учит давать сдачу.

Если ребенок первый взял игрушку, особенно если это его игрушка, то не надо подскакивать к нему и говорить «дай ее Ване», только потому, что мы хотим хорошо выглядеть в глазах мамы Вани. Нужно встать на сторону своего ребенка. А если вы как раз мама ребенка, который хочет получить эту игрушку – нужно предложить несколько вариантов: попросить, предложить поменяться, — такие варианты предлагать очень полезно и нужно помочь ребенку забрать игрушку и реализовать его желание. А если вы мама ребенка, который держит игрушку, вы должны всячески помочь ему удержать эту игрушку, а не отдавать и не рыдать, потому что Петя подошел и забрал. Где-то, может, даже придержать игрушку и сказать: «Знаешь, мой Ваня сейчас не хочет тебе ее отдавать», — и плевать, как вы выглядите в глазах других родителей. Вы можете другой маме объяснить, зачем вы так делаете. Конечно, не нужно учить своего ребенка не отдавать игрушки. Вы можете сказать: «Хочешь отдать?», «Хочешь вместе поиграть?». А если ты действительно не хочешь ее отдавать, но на тебя прёт Петя, который в четыре раза больше, то Вы можете помочь ему удержать эту игрушку, — и еще раз говорю, плевать, что подумают все бабушки, сидящие на скамейках.


Комментарии:

Добавить комментарий